Главная страница
Навигация по странице:

  • ЧЕМБЕРЛЕН, НЕВИЛЛ ЧЕМБЕРЛЕН, НЕВИЛЛ

  • Н. Чемберлен, А. Иден и аншлюс Австрии.

  • 2. Г.Браун – новый лейбористский премьер-министр Англии

  • 23. Чемберлен. Браун. Билет 23 Отставка Невилля Чемберлена Артур Невилл Чемберлен


    НазваниеБилет 23 Отставка Невилля Чемберлена Артур Невилл Чемберлен
    Анкор23. Чемберлен. Браун.doc
    Дата11.01.2018
    Размер130 Kb.
    Формат файлаdoc
    Имя файла23. Чемберлен. Браун.doc
    ТипДокументы
    #14932

    Билет 23

    1. Отставка Невилля Чемберлена

    Артур Невилл Чемберлен (англ. Arthur Neville Chamberlain; 18 марта 1869, Эджбастон, Бирмингем — 9 ноября 1940, Хекфилд близ Ридинга) — государственный деятель Великобритании, лидер Консервативной партии «Тори».

    Обучался в элитной школе в Рагби и Бирмингемском Университете. Довольно продолжительное время посвятил предпринимательской деятельности. В 1915-1916 гг. занимал пост лорда-мэра города Бирмингем.

    Сын Джозефа Чемберлена, брат Остина Чемберлена. 60-й Премьер-министр Великобритании 19371940. Сторонник политики умиротворения агрессора. В 1938 подписал Мюнхенское соглашение с Гитлером, Муссолини и Даладье. Вернувшись в Лондон, Чемберлен предъявил публике на аэродроме подписанное соглашение со словами: «Я привёз вам мир». Уже в следующем году стало ясно, что политика умиротворения не принесла Европе мира: началась Вторая мировая война. Чемберлен, который уже был тяжело болен, 10 мая 1940 года покинул пост премьер-министра, уступив его Уинстону Черчиллю, стороннику бескомпромиссной борьбы с Гитлером. В том же году экс-премьер скончался.

    Хотя популярную в русском языке фразу «Наш ответ Чемберлену» часто связывают с этим политическим деятелем, её происхождение связано с концом 1920-х годов и с попыткой его брата, Остина Чемберлена, организовать военную интервенцию против СССР в 1929 году.

    ЧЕМБЕРЛЕН, НЕВИЛЛ

    ЧЕМБЕРЛЕН, НЕВИЛЛ (Chamberlain, Arthur Neville) (1869–1940), английский государственный деятель, сын Джозефа Чемберлена от второго брака, сводный брат Остина Чемберлена. Родился в Бирмингеме 18 марта 1869, получил образование в Рагби и в Мейсон-колледже в Бирмингеме. Занимался предпринимательством в Бирмингеме и на Багамах. В 1915–1916 был лордом-мэром Бирмингема, в 1916–1917 занимал должность генерального директора службы национальной повинности. В 1918 был избран в парламент от либерал-юнионистской партии по Ледивудскому избирательному округу Бирмингема. В 1922–1923 занимал посты – министра почт, главного казначея, министра здравоохранения, министра финансов. Вновь возглавил министерство здравоохранения в 1924–1929 и в 1931. В 1931–1937 был министром финансов. В 1930–1931 Чемберлен занимал пост председателя Консервативной партии. Хотя его достижения на всех этих должностях нельзя назвать блестящими, в 1937 он был выдвинут консерваторами на пост премьер-министра вместо Стэнли Болдуина. Чемберлен был хорошим руководителем, в его послужном списке числился ряд реформ (введение протекционизма, сокращение зарплаты и пособий по безработице и др.), однако он не обладал ни достаточными знаниями, ни пониманием всей сложности международной обстановки того времени.

    Неудачными оказались попытки Чемберлена справиться с агрессивной политикой Гитлера и Муссолини. Его политика умиротворения держав Оси достигла своей кульминации в Мюнхенском соглашении 29 сентября 1938. В марте 1939, когда вера Чемберлена в возможность сохранения мира была подорвана оккупацией немцами последних территорий Чехословакии, его правительство сделало попытку спасти положение, дав Польше гарантию территориальной целостности. Менее чем через полгода этот шаг сделал неизбежным участие Великобритании во Второй мировой войне. После провала военной экспедиции союзников в Норвегии и последующего успешного вторжения немцев в Нидерланды и Бельгию Чемберлен был вынужден уйти в отставку 10 мая 1940. Оставался в кабинете У.Черчилля в качестве лорда-председателя Тайного совета до 3 октября 1940. Умер Чемберлен в своем имении Хекфилд-Хаус в Одихеме (графство Гемпшир) 9 ноября 1940.

    Аншлюс Австрии. Судетский кризис и мюнхенский сговор


      Н. Чемберлен, А. Иден и аншлюс Австрии. Период 1937-1938 годов являлся кульминационным и в развитии политики "умиротворения". В эти годы были ликвидированы последние остатки версальской системы в Европе, разрушены военные союзы Франции с государствами "малой Антанты", окончательно обесценено значение франко-советского договора о взаимопомощи 1935 года.
      Аншлюс Австрии и расчленение Чехословакии фашистской Германией, ставшие возможными в условиях "умиротворения", при руководящей роли в нем английского империализма, политика изоляции Советского Союза открыли дорогу Гитлеру ко второй мировой войне.
      Все эти события нельзя понять без учета одного определяющего фактора - антисоветской основы политики "умиротворения", основы, которая наиболее полно проявлялась именно в 1937-1938 годах. Об этом, приводя многочисленные факты, не раз заявляли в своих работах советские историки [1].
      Событиям 1937-1938 годов, политике Н. Чемберлена английская буржуазная историография уделяет большое внимание. Ее представителями написаны сотни исследовательских и популярных работ.
      Однако это отнюдь не означает, что решены уже все проблемы. Реакционные историки по-прежнему прилагают усилия, чтобы оправдать внешнеполитический курс 1937-1938 годов. Правда, иногда они вынуждены признать, что он оказался "фатальной ошибкой", "заблуждением", но всегда отрицают антисоветские мотивы, лежавшие в его основе. Поэтому перед прогрессивными историками, представителями критического направления стоит задача полного разоблачения апологетов "умиротворения", их концепций и выводов.
      С приходом Н. Чемберлена на Даунинг-стрит, 10 (май 1937г.) политика "умиротворения", заложенная его предшественниками - Р. Макдональдом и С. Болдуином, приобрела осязаемые черты. Основной целью Чемберлена являлось "умиротворение" фашистских диктаторов в расчете на установление "западной безопасности" [2], вспоминает И. М. Майский.
      Соглашение с Германией и Италией, отмечал Дж. Уилер-Беннет в работе "Король Георг VI", изданной в 1958 году, должно было предотвратить раскол Европы, конечно Европы капиталистической, "на два лагеря". "Главная цель Чемберлена в проведении им своей политики,- подчеркивал далее автор,- состояла в том, чтобы достичь общего решения в Европе посредством взаимных уступок и заключения соглашения четырех держав: Великобритании, Франции, Германии и Италии...". "Сближение с Муссолини он (Чемберлен.- Г. Р.) хотел начать с признания итальянского захвата Абиссинии как прелюдии к общему урегулированию расхождений. Гитлеру он был готов предложить колониальные уступки" [3],- отмечает У. Черчилль.
      И Чемберлен сразу пошел по этому пути. При этом он действовал в обход Форин оффиса, А. Идена. Прямую связь с дуче премьер установил, как сообщает С. Хор, через свою сводную сестру, проживавшую осенью 1937 года в Риме [4]. Контакт с Гитлером был достигнут, когда в ноябре того же года на "лисью охоту" в Германию был приглашен лорд Галифакс. Все это не могло не привести к возникновению трений между премьером и министром иностранных дел. Однако впоследствии, вероятно исходя из чувства партийной солидарности, А. Иден выступил в оправдание этих беспрецедентных для английской дипломатии действий. В воспоминаниях, опубликованных в 1962 году, он писал: "Я думаю, что он (Чемберлен.- Г. Р.) считал Форин оффис несправедливым и враждебным по отношению к гитлеровской Германии, а его методы слишком медленными для нашего времени. Он надеялся на лучший результат через личные контакты" [5].
      Устами Галифакса правительство Англии фактически дало согласие на все требования фашистской Германии. Оно не выдвинуло возражений не только против захвата Австрии, части Чехословакии и Данцига, но и пошло на уступки в колониальном вопросе, согласившись рассматривать его как "часть общего урегулирования". Взамен же Англия не получила ничего. Гитлер даже отказался начать англо-германские переговоры, которых так добивался Чемберлен. Не удивительно, что впоследствии не только А. Идеи, но и С. Хор расценили итоги визита Галифакса как явную неудачу. Резко отрицательно отзывается и А. Тейлор. "Галифакс,- отмечал он в книге "Происхождение второй мировой войны",- сказал все, что Гитлер хотел услышать. Он назвал нацистскую Германию "плотиной Европы против большевизма"" [6].
      Однако далеко не все буржуазные историки согласны с этим мнением.
      Беспрецедентная капитуляция Чемберлена и Галифакса лишь укрепила решимость Гитлера осуществить планы агрессии против Австрии и Чехословакии. В этой связи нельзя не вспомнить о странном на первый взгляд совпадении. 5 ноября 1937г. на строго секретном совещании высших фашистских сановников, проходившем под руководством Гитлера, был рассмотрен вопрос о возможных действиях Германии, направленных не только против Австрии и Чехословакии, но и против западных держав, в частности Франции. Закрывая его, фюрер заявил, что время начала действий может наступить значительно раньше, чем считали еще совсем недавно. А через две недели Галифакс, беседуя с Гитлером, раскрыл ему все карты.
      В 1948 году на эту странную взаимосвязь обратил внимание X. Тревор-Рупер. А в 1952 году Нэмир, анализируя протокол секретного совещания на фоне событий осени 1937 года, сделал весьма важный вывод. "Будущее было предопределено в ноябре 1937 года,- писал он.- Через две недели после секретной конференции у Гитлера, которая означала "переход к планированию агрессии", английское правительство сообщило ему о своей готовности согласиться с изменением территориального статус-кво в Центральной Европе... В этом же месяце руководящие французские министры заявили немцам, что Франция была бы готова изучить возможность переориентации своей политики в Центральной Европе и "урегулирования франко-германских интересов", из чего последние правильно заключили, что Франция встревожена "растущей опасностью, развивающейся в Центральной Европе", и хочет уменьшить риск, которому подвергается в этом районе через свой союз" [8].
      Вторая часть высказывания Нэмира становится понятной, если учесть, что 29-30 ноября 1937г., через несколько дней после возвращения Галифакса из поездки, в Лондоне состоялось совещание с участием Чемберлена, Галифакса, Идена, французского премьера Шотана и министра иностранных дел Дельбоса. Руководители французского правительства, заслушав сообщение Галифакса о беседе с Гитлером, присоединились к точке зрения английских "миротворцев", а 2 декабря 1937г. Иден информировал Риббентропа о результатах англо-французских переговоров. На это указывает в своей работе Колвин [9].
      Несмотря на то что вывод Нэмира имел принципиальное значение для понимания дальнейшего хода событий, английские историки не обратили на него должного внимания. Только А. Тейлор через девять лет напомнил о значении решений 5 ноября 1937г., а еще через два года Робертсон назвал их "поворотным моментом" в довоенной политике Гитлера, ибо они "совершенно ясно" указывали, что после захвата Австрии и разгрома Чехословакии Гитлер пойдет не на Восток, а на Запад [10].
       Колвин обращает внимание и на встречу Риббентропа с Муссолини, состоявшуюся также в ноябре 1937 года, на которой итальянский диктатор окончательно отказался от каких-либо претензий на Австрию, признав ее "германским государством № 2". "Таким образом,- подводит итоги Колвин,- в ноябре 1937 года Гитлер получил как от Италии, так и от Англии определенные заверения в незаинтересованности конечной судьбой Австрии" [12].
      Однако большинство английских историков игнорируют эти факты. Одно из замечаний Робертсона помогает понять причину. Многие буржуазные авторы, отмечает он, поступали так в предвоенные годы, когда в Англии "подчеркивалась антисоветская направленность "Майн кампф"" [13]. Полностью восприняв гитлеровскую теорию о фашистской Германии - "бастионе против большевизма", правящие круги Англии закрывали глаза на подготовку агрессии как против малых европейских стран, так и против самих западных держав.
      В январе 1938 года произошли события, обострившие и без того ненормальные отношения между Чемберленом и Иденом. 11 января Ф. Рузвельт направил английскому премьеру предложения об участии США в реорганизации версальской системы. Вашингтон предусматривал, в частности, выработку новых основ отношений между государствами, эффективных мер по сокращению вооружений, средств защиты "экономической безопасности" и процветания "всех народов" на основе американского принципа "равных возможностей" и т. д. Это был американский вариант мюнхенской политики. И Чемберлен расценил американские предложения как посягательство на особую роль Англии в переговорах с Германией и Италией.
      В отсутствие Идена, отдыхавшего в январе 1938 года на французской Ривьере, английский премьер отклонил предложение Вашингтона.
      Мнение многих английских историков сводится к тому, что, несмотря на общий и "идеалистический характер" предложений Рузвельта, отклонять их не следовало [14].
      Вернувшись в Лондон, Иден стал добиваться изменения этой позиции. "...Я сказал,- писал он впоследствии, излагая содержание разговора с премьером,- что согласен с рузвельтовской оценкой европейской ситуации и что я не разделяю оптимизма в отношении наших дискуссий с диктаторами... Моя точка зрения была такова: мы должны действовать параллельно, делая все возможное, чтобы улучшить англо-американские отношения и одновременно подготовить дискуссию с Германией и Италией. Вся моя интуиция была против того, чтобы в настоящее время признать захват Абиссинии де-юре" [15].
      Высказывания Идена дают понять, почему и в чем он расходился с премьером. Метод Чемберлена состоял в том, чтобы идти напролом, путем уступок добиваясь расположения Гитлера и Муссолини. Иден не был против конечной цели, но считал, что, стремясь к ней, следует кое-что выторговать для Англии. Это подтверждает, в частности, памятная записка, составленная Иденом, после того как правительство все же приняло решение о переговорах с Италией. В ней он подчеркивал, что считает возможным вести их на следующей основе: юридическое признание захвата Абиссинии в обмен за выполнение Римом "джентльменского соглашения", заключенного ранее, о выводе части итальянских "добровольцев" из Испании [16].
      Между тем в январе 1938 года в Лондон стали поступать сообщения о том, что Гитлер намерен в ближайшие два-три месяца захватить Австрию. Об этом, в частности, рассказал приехавший из Берлина Н. Гендерсон. Правительство фактически не возражало, поручив Гендерсону встретиться с Гитлером и обсудить "возможность общего решения" [17].
      На основе ряда данных, в том числе агентурных, Форин оффис пришел к правильному выводу, что Муссолини поддержит гитлеровский план аншлюса Австрии. "Поэтому,- объяснял впоследствии Идеи,- я все больше и больше склонялся к тому, чтобы не открывать совещаний в Риме. Было бы унижением для нас вести переговоры, когда Гитлер войдет в Вену, в то время как Муссолини усилит свои войска в Испании и будет настаивать на признании его абиссинской империи". В этой обстановке Чемберлен не только установил секретные контакты с итальянским послом в Лондоне Гранди, в обход Идена, но и открыто поддержал Гранди против своего министра во время их общей беседы 18 февраля 1938г. [18] 20 февраля, после того как кабинет дважды высказался за начало переговоров в Риме, Иден подал заявление об отставке.
      В своих мемуарах он не раз подчеркивает принципиальный характер своих разногласий с Чемберленом. Однако в это трудно поверить. С. Хор, хорошо знавший обстоятельства дела, указывает, что разногласия Идена с Чемберленом возникли лишь из-за срока переговоров с Италией. Эту же точку зрения разделяет и Черчилль. "...Иден подал заявление об отставке из-за решения (правительства. - Г. Р.) вести переговоры с Италией в данное время и при данных обстоятельствах" [19],- объяснял он причину отставки.
      Английские историки в своем большинстве согласны с этими выводами. Расхождения между Иденом и Чемберленом, писал в 1944 году У. Хэдли, "касались больше методов, чем целей". Это мнение поддержал и П. Рейнольдс. Совершенно категорично пишет о причинах отставки Тейлор. "Чемберлен был готов заключить это соглашение по принципу: признание Абиссинии за вывод итальянских войск из Испании; Идеи возражал... С его стороны не было предложено каких-либо действий: ни прекращения итальянских поставок в Испанию, ни тем более контрвмешательства на стороне испанских республиканцев. Спор шел лишь из-за того, будет или нет принята частная формула" [20].
      Большой интерес представляет попытка К. Зиллиакуса объяснить мотивы конфликта, возникшего между премьером и министром иностранных дел. "Имеются два момента,- писал он в памфлете "Между двумя войнами?", опубликованном весной 1939 года,- которые необходимо отметить, говоря об этой отставке: первое, что, хотя м-р Иден ушел из правительства, он остается лояльным членом консервативной партии. Он не присоединился и никогда не присоединится к левым... Второе - м-р Иден подал в отставку не из-за принципа, не на основе разногласий между политикой Лиги и Чемберлена... Расхождения... (между Иденом и Чемберленом. - Г. Р.) связаны с различными аспектами интересов правящего класса" [21].
      К. Зиллиакус, безусловно, прав, подчеркивая, что и Иден и Чемберлен представляли интересы одного и того же класса. Иден в своей политике следовал по той же столбовой дороге "умиротворения", что и Чемберлен. С него нельзя снять ответственности ни за март 1936 года, ни за политику "невмешательства" в Испании, ни за бездеятельность Англии в период подготовки Гитлера к аншлюсу Австрии. Мемуары Идена лишь подтверждают этот вывод.  Зная, что Гитлер в начале марта 1938 года готовит аншлюс Австрии, Чемберлен и Галифакс ничего не сделали, чтобы его остановить. Беседуя 10 марта с Риббентропом, подчеркивает Робертсон, Галифакс "не сделал каких-либо замечаний" о серьезности обстановки в Австрии. Нацистский посол мог с полным правом сообщить в Берлин: "Создается впечатление, что Чемберлен и Галифакс хотят добиться мирного взаимопонимания среди четырех великих держав Европы без Советского Союза" [24].
      Учитывая, что это говорилось буквально накануне вступления гитлеровских войск в Австрию, трудно отделаться от мысли, что Галифакс и Чемберлен не только давали понять, что Англия не будет возражать против аншлюса, но и поощряли Гитлера на него. Однако, приводя эти заявления, Робертсон даже не пытается дать им должную оценку: яркий пример непоследовательности, столь характерной для многих буржуазных исследователей.
      Отставка Идена и аншлюс Австрии, нередко рассматриваемые в тесной связи, по разному оцениваются английской историографией. "Ударом по политике умиротворения" назвал в 1941 году аншлюс Австрии биограф У. Черчилля Л. Брод. Отставка Идена, отмечал Уилер-Беннет, "шокировала английский народ" и вместе с захватом Австрии "стала первым крупным ударом по народному доверию, которым до тех пор пользовался Чемберлен". "Отставка Идена,- писал А. Джонсон,- была ударом, от которого национальное правительство никогда на деле не оправилось". Другие, вольно или невольно оправдывая "миротворцев", заявляют, что Англия во время аншлюса "ничего не могла сделать", что у Чемберлена "не было альтернативы" [25].
      Другой тактики придерживаются те, кто сам проводил в жизнь "умиротворение" или был причастен к нему. С целью оправдания действий или, вернее, бездействия правительства махровый "миротворец" С. Хор, например, выдвигает аргумент о том, что английский и французский народы "не были готовы идти на войну", чтобы защитить независимость Австрии. И только Г. Тинт указывает на социальный смысл позиции Лондона в марте 1938 года. Большинство "правых" в Англии, как и во Франции, подчеркивает он, считали необходимым "умиротворить нацистский оплот против коммунизма" [26].
       Мемуары Идена, документальные свидетельства Робертсона не оставляют от версии Тейлора буквально камня на камне. Трудно понять, почему Тейлор почти через десять лет после опубликования английских и немецких документов, относящихся к 1937-1938 годам и свидетельствующих о тщательной подготовке фашистской Германии к аншлюсу, допустил такую грубую ошибку. Но каковы бы ни были ее причины, он, несомненно, сыграл на руку тем кругам западногерманской и мировой реакции, которые ныне стремятся к реабилитации Гитлера и его политики.

    2. Г.Браун – новый лейбористский премьер-министр Англии

    Джеймс Гордон Браун


    Премьер-министр Великобритании и лидер Лейбористской партии с июня 2007г. по май 2010г. До этого в течение 10 лет занимал пост министра финансов в правительстве Тони Блэра. Выступал за передачу парламенту страны прав премьер-министра на объявление войны и назначение на высшие руководящие должности, а также права на ратификацию международных соглашений и надзор за разведывательными службами. Гордон Браун, как и его предшественник Т.Блэр, поддерживал войну в Ираке, хотя и признавал необходимость "провести работу над ошибками". При его правлении резко ухудшились российско-британские дипломатические отношения.

    Биография

    Джеймс Гордон Браун родился 20 февраля 1951г. в шотландском г.Глазго. Его отец, священнослужитель Джон Эбенизер Браун, скончавшийся в 1998г. в возрасте 84 лет, оказал на сына значительное влияние. Г.Браун закончил школу в г.Керколди (Шотландия), где обучался по экспериментальной программе, в соответствии с которой ученики распределялись согласно индивидуальным способностям. Благодаря этой ускоренной программе позднее он был принят на историческое отделение Эдинбургского университета в возрасте 16 лет и закончил его с отличием в 1972г. со степенью магистра. Г.Браун продолжил обучение в докторантуре, и в 1982г. защитил докторскую диссертацию под названием "Лейбористская партия и политические перемены в Шотландии в 1918-1929гг".

    В студенческие годы Г.Браун получил травму головы во время матча рэгби и из-за отслоения сетчатки ослеп на левый глаз, несмотря на несколько проведенных операций. Позднее он начал испытывать проблемы и с правым глазом, однако благодаря экспериментальной операции в Эдинбургской королевской больнице будущему премьер-министру Великобритании удалось избежать полной слепоты.

    В 1972г., будучи еще студентом, Г.Браун был избран ректором Эдинбургского университета (третий по значимости пост в шотландских университетах, занимающее эту должность лицо представляет интересы студентов) и оставался им вплоть до 1975г. В 1976-1980гг. читал лекции о политике в Технологическом колледже г.Глазго, а с 1980 по 1983гг. Г.Браун работал журналистом и редактором отдела международных отношений на шотландском телевидении. В 1979г. впервые баллотировался в парламент, но проиграл выборы кандидату от консерваторов Майклу Энкраму.

    В деятельности Лейбористской партии Г.Браун начал участвовать еще в возрасте 12 лет и в 70-е годы за радикальные левые взгляды получил прозвище "красный Горд", однако позднее его политические взгляды сместились в сторону центристов. В 1983г. был, по его утверждению, неожиданно для себя избран членом британского парламента (палаты общин) от шотландского округа Восточный Данфермлайн, а также получил пост председателя Лейбористской партии в совете Шотландии. С 1987 по 1989гг. служил главным секретарем казначейства Великобритании в "теневом" кабинете министров, а в 1989-1992гг. - министром торговли и индустрии в "теневом" кабинете.

    2 мая 1997г. Г.Браун получил пост канцлера британского казначейства (министра финансов), перейдя из "теневого" кабинета в действующий. Работал министром финансов с 1997 по 2007гг., что является самым большим сроком службы министра финансов со времен Николаса Ванситарта, занимавшего эту должность в 1812-1823гг. За это время Г.Браун предоставил Банку Англии операционную независимость в определении монетарной политики, в частности, право устанавливать размер учетной ставки, а также в 1999-2002г. продал около 60% всех золотых запасов Великобритании по цене 275 долл. за тройскую унцию (цена 20-летнего минимума). Он также настаивал на том, чтобы значительную часть своих золотых резервов реализовал Международный валютный фонд (МВФ), однако руководство МВФ не пошло ему на встречу. Это решение Г.Брауна вызвало острую критику его оппонентов, после чего он получил прозвище "золотой Браун" по имени одной из песен группы Stranglers.

    24 июня 2007г. Г.Браун был избран лидером Лейбористской партии вместо ушедшего в отставку Тони Блэра, а 27 июня указом королевы Великобритании Елизаветы II назначен премьер-министром страны. Характерно, что первую зарубежную поездку в качестве премьер-министра Г.Браун совершил в Германию, где встретился с канцлером ФРГ Ангелой Меркель, а не в США, для которых Великобритания является одним из основных союзников в мировой политике и в иракской войне.

    Вскоре после вступления Г.Брауна в должность премьер-министра Великобритании произошло резкое ухудшение российско-британских дипломатических отношений - британские власти выслали четырех российских дипломатов и ввели визовые ограничения для российских чиновников, Россия ответила аналогичными мерами. В конце 2007г. российские власти издали постановление о закрытии отделений Британского совета в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге в связи с нарушением российского и международного законодательства. Великобритания не согласилась с обвинениями, однако была вынуждена закрыть филиалы после оказанного на нее давления.

    Правда, первые шаги к такому обострению отношений были сделаны еще при предшественнике Г.Брауна - Тони Блэре. В мае 2007г. Великобритания потребовала экстрадиции российского бизнесмена Андрея Лугового, подозреваемого в убийстве бывшего работника ФСБ Александра Литвиненко, а Россия в экстрадиции отказала.

    Все это происходило на фоне конфликтных ситуаций, связанных с деятельностью британских нефтегазовых компаний в РФ. Так, в 2007г. британо-нидерландская Royal Dutch/Shell потеряла контроль в проекте "Сахалин-2", уступив половину своей доли Газпрому под давлением российских природоохранных структур. Кроме того, Газпром близок к завершению сделки по приобретению у российско-британской ТНК-ВР 62,8% акций компании "РУСИА Петролеум", которая владеет лицензией на разработку Ковыктинского газоконденсатного месторождения - одного из крупнейших в Восточной Сибири.

    Не в пользу Великобритании завершился и начавшийся в 2008г. корпоративный конфликт между российскими и зарубежными акционерами ТНК-BP по поводу стратегии развития и баланса в управлении компанией. В сентябре 2008г. ВР согласилась почти со всеми требованиями российских акционеров, в том числе с желанием избрать нового главу компании единогласным решением совета директоров, включить в совет директоров трех независимых директоров и провести в будущем IPO.

    Действия Г.Брауна в условиях мирового финансового кризиса, начавшегося осенью 2008г., эксперты назвали весьма своевременными и успешными. Предпринятые лейбористским правительством меры по спасению банковской системы, а также стимулированию бизнеса и спроса, позволили Соединенному королевству весьма оперативно замедлить темпы снижения ВВП. Однако в долгосрочной перспективе британское правительство влезло в долги, взяв на себя множество бюджетных обязательств. Более того, безработица в стране достигла 8%, самого высокого показателя за последние 14 лет. Все это не могло не сказаться на популярности премьер-министра.

    В ходе парламентских выборов в мае 2010г. правящей лейбористской партии во главе с Г.Брауном не удалось получить большинства в парламенте. Более того, выборы впервые с 1974г. привели к созданию в стране так называемого "подвешенного" парламента, где ни одна из ведущих партий не имеет абсолютного большинства. При этом самую большую фракцию в палате общин образовала Консервативная партия (306 депутатов из 650), лейбористы получили 258 мест, либерал-демократы — 57. В сложившихся обстоятельствах возглавляемся Г.Брауном Лейбористская партия начала переговоры о совместном формировании нового правительства с партией Либерал-демократов. Однако либерал-демократы нашли больше точек соприкосновения с представителями консервативной партии.

    После провала переговоров Г.Браун подал королеве прошение о своей отставке. 11 мая 2010г. новым главой правительства Великобритании был назначен лидер Консервативной партии Дэвид Кэмерон.

    Г.Браун не был женат до 49 лет, что породило слухи о его нетрадиционной сексуальной ориентации, которые ему пришлось публично опровергнуть. 3 августа 2000г. после четырех лет ухаживаний он женился на специалисте по связям с общественностью Саре Маколей. От брака родились трое детей, однако семейная жизнь не оказалась безоблачной - первый ребенок погиб в 2002г. через год после рождения, а третьему был поставлен диагноз "кистозный фиброз" (тяжелое наследственное заболевание).
    написать администратору сайта