Главная страница
Культура
Искусство
Языки
Языкознание
Вычислительная техника
Информатика
Финансы
Экономика
Психология
Биология
Сельское хозяйство
Ветеринария
Медицина
Юриспруденция
Право
История
Физика
Экология
Энергетика
Этика
Логика
Религия
Промышленность
Философия
Геология
Социология
Химия
Политология

Шиитская теократия. Первым шагом в этом направлении явился референдум в марте 1979. На референдум был вынесен всего один вопрос Согласен ли на замену шахской монархии Исламской республикой


Скачать 39.04 Kb.
НазваниеПервым шагом в этом направлении явился референдум в марте 1979. На референдум был вынесен всего один вопрос Согласен ли на замену шахской монархии Исламской республикой
АнкорШиитская теократия.docx
Дата02.05.2017
Размер39.04 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаШиитская теократия.docx
ТипДокументы
#6291

Исламская республика. Еще до свержения монархии по инициативе Хомейни был сформирован Исламский революционный совет, взявший на себя законодательные функции, и Временное правительство во главе с Мехди Базарганом, лидером партии «Движение за свободу Ирана». Через две недели после свержения шахского правления создается Корпус стражей исламской революции, ставший противовесом армии и военной силой духовенства, на которую оно стало опираться для постепенного завоевания позиций в структуре государственной власти.

Первым шагом в этом направлении явился референдум в марте 1979. На референдум был вынесен всего один вопрос: «Согласен ли на замену шахской монархии Исламской республикой?». 1 апреля 1979 Иран, согласно результатам референдума, был провозглашен Исламской республикой. В декабре на всеобщем референдуме была одобрена новая конституция, обеспечившая духовенству управление страной и объявившая Хомейни пожизненным факихом (Руководителем).

В ноябре 1979 радикально настроенные иранские студенты, называвшие себя «последователями политики имама», захватили посольство США в Тегеране и объявили его сотрудников заложниками. Целью экстремистов было возвращение шаха в Иран для предания его суду. В ответ США приостановили импорт иранской нефти и заморозили иранские счета в американских банках. Базарган ушел в отставку, премьер-министром после выборов в меджлис стал Али Раджаи. Несмотря на смерть шаха, заложники не были освобождены. В1980 при посредничестве Алжира и первого президента ИРИ Абольхасана Банисадр (избран в январе 1980) было разработано соглашение, по которому американцы освобождались в обмен на размораживание иранских авуаров. Выполнение соглашения блокировали сторонники жесткой линии, которые добивались поражения Дж.Картера на президентских выборах в США в ноябре. Заложники были освобождены во время инаугурации Рональда Рейгана 20 января 1981.

Начавшаяся в сентябре 1980 война с Ираком обострила противоречия между различными политическими силами, особенно по вопросам прямого вмешательства духовенства в управление страной. Линию Банисадра на ограничение такого вмешательства поддержала Организация моджахедов иранского народа (Моджахедин-е Халк). После выступления в июне 1981 моджахедов меджлис объявил импичмент Банисадру. Он был смещен по указанию Хомейни и бежал из страны с помощью моджахедов. В июле были проведены новые президентские выборы, на которых победил премьер-министр Раджаи, а его место занял Мохаммед Джавар Бахонар. В конце августа Раджаи и Бахонар были убиты в результате взрыва бомбы, ответственность за который правительство возложило на моджахедов. В октябре президентом стал ходжат-оль-эслам Сейед Али Хаменеи, премьер-министром Мир Хосейн Мусави. В августе 1985 Хаменеи был переизбран на пост президента.

После свержения монархии 11 февраля 1979 был проведен всеобщий референдум по вопросу будущего государственного устройства, по результатам которого Иран 1 апреля 1979 провозгласили исламской республикой. Конституция, принятая в декабре 1979 закрепила основные черты этого уникального государственного устройства в виде теократической республики, совмещающей элементы религиозной и республиканской власти, реализовав основной принцип исламской государственности - велаяте факих.

Некоторые руководители Ирана увлеклись идеями экспорта революции. Вскоре возник конфликт с соседом Ирана - Ираком, где у власти находится светский военный режим, а большинство населения составляют шииты. В 1980 Ирак вторгся в юго-западный Иран, в частности для того, чтобы предупредить попытки организовать выступления иракских шиитов против собственного правительства. Война продолжалась в течение 8 лет, не принеся ни одной из сторон победы. Иранские официальные круги заявляют о более чем 160 тыс. погибших в войне, тогда как неофициальные источники сообщают о 300 тыс. Общие потери от разрушений превысили 300 млрд. долл.; особенно сильным ударам подвергались объекты нефтяной промышленности, расположенные на юге.

После того как Иран все же согласился в 1988 на прекращение огня под эгидой ООН, были предприняты усилия по восстановлению контактов с арабскими странами зоны Персидского залива. Пропаганда Ираном экспорта революции, а также вооруженный конфликт с Ираком вызвали ухудшение отношений с большинством стран региона, особенно с Кувейтом и Саудовской Аравией, финансовая помощь которой во время войны имела решающее значение. Окончание боевых действий привело к ухудшению внутреннего положения в Иране..

Война с Ираком обострила противоречия между различными политическими силами, особенно по вопросам прямого вмешательства духовенства в управление страной. Линию Банисадра на ограничение такого вмешательства поддержала Организация моджахедов иранского народа (Моджахедин-е Халк). После выступления в июне 1981 моджахедов меджлис объявил импичмент Банисадру. Он был смещен по указанию Хомейни и бежал из страны с помощью моджахедов. В июле были проведены новые президентские выборы, на которых победил премьер-министр Раджаи, а его место занял Мохаммед Джавар Бахонар. В конце августа Раджаи и Бахонар были убиты в результате взрыва бомбы, ответственность за который правительство возложило на моджахедов. В октябре президентом стал ходжат-оль-эслам Сейед Али Хаменеи, премьер-министром Мир Хосейн Мусави. В августе 1985 Хаменеи был переизбран на пост президента.

В политическом руководстве Ирана возникла трещина между реформаторами, желавшими восстановления отношений с Западом, и консерваторами, выступавшими против проведения такой политики. В результате ИПР стала быстро терять свою эффективность как орудие политической борьбы и в 1987 была распущена. На выборах в меджлис, проведенных в апреле и мае 1988, реформаторы получили солидное большинство. Правительство стало отходить от исламского радикализма внутри страны и агрессивной политики в международных делах. Тем не менее в феврале 1989 Хомейни приговорил к смерти британского подданного индийского происхождения Салмана Рушди, книга которого Сатанинские стихи была объявлена богохульной.

Хомейни скончался 3 июня 1989. После внесения поправок в Конституцию его преемником на посту факиха был избран Хаменеи. В связи с этим в июле были проведены новые президентские выборы. Одновременно с ними состоялся референдум по поправкам к конституции, наиболее важной из которых была отмена поста премьер-министра. Президентом был избран спикер меджлиса Али Акбар Хашеми Рафсанджани, а предложенные поправки к конституции были одобрены населением.

В конституции Ирана был реализован основной принцип исламской государственности -велаяте факих. Конституционно было закреплено верховенство не только исламских принципов в организации законодательной, исполнительной и судебной власти, но и верховенство исламского духовенства в структурах государственной власти. Воплощением монополизации духовенством политической власти явились те полномочия, которыми

наделен рахба (руководитель) - глава страны. Рахбаром является общепризнанный факих -религиозный правовед.

Рахбар контролирует деятельность всех ветвей власти. Определяет основные направления внутренней и внешней политики, назначает главу судебной власти, главнокомандующих вооруженными силами и внутренними войсками, главнокомандующего Корпусом стражей Исламской революции, подписывает указ о назначении президента, который избирается путем всенародного, прямого и тайного голосования, назначает шесть факихов в Наблюдательный Совет. Он наделен правом объявлять войну и заключать мир, объявлять амнистию или смягчать приговор по предложению главы судебной власти. После исламской революции пост рахбара был пожизненно закреплен за имамом Хомейни, после его смерти в 1989 Совет экспертов избрал рахбаром аятоллу Али Хаменеи. Совет экспертов, входящий в систему высших органов власти, состоит из 86 членов, избирается на 8 лет (выборы - в 1982, 1990, 1998) путем прямых выборов. В практике государственного управления влияние рахбара реализуется через представителей его канцелярии. Конституционные полномочия рахбара позволяют ему в значительной мере контролировать и дублировать работу президента.

По Конституции, высшим после рахбара государственным лицом является президент. Президент возглавляет исполнительную власть, должность премьер-министра в результате поправок, внесенных в Конституцию в 1989, была ликвидирована. Президент как глава страны представляет Иран на официальном уровне, особенно в отношениях с зарубежными государствами. С 1997 президентом Ирана является ходжат-оль-эслам Мохаммад Хатами. Срок его второго президентства заканчивается в мае 2005 (Избирательный закон ограничивает нахождение на посту президента двумя сроками). Президент избирается на 4 года путем прямого голосования. Последние выборы состоялись 8 июня 2001.

Высшим органом законодательной власти является однопалатный парламент - меджлис (маджлесе шоурае эслами) - на 290 мест. Число мест увеличивается в зависимости от роста населения через каждые 10 лет (в 1980 было 270 мест). Избирается прямым голосованием сроком на 4 года. Число мест в меджлисе распределяется пропорционально населению городов и провинций (останов). Наибольшее число мест имеет Тегеран (37), Хоросан (25), Западный Азербайджан (24), Исфаган (18). Для принятия решения необходим кворум в две трети от общего числа депутатов. В настоящее время работает меджлис 7 созыва, избранный в феврале 2004. Если в составе 6 меджлиса большинство мест принадлежало реформаторам - сторонникам президента Хатами, то в седьмом меджлисе - консерваторам. 5 мест (ранее было 4) в меджлисе принадлежит представителям конфессиональных меньшинств, каждый из которых при произнесении депутатской клятвы использует священную книгу своей религии. Председателем седьмого меджлиса избран лидер нового избирательного блока нео-консерваторов Голам Реза Ходдад Адель.

Законодательным органом, сочетающим функции верхней палаты и конституционного контроля, является Наблюдательный Совет {Шоурае негахбан), состоящий из 12 членов и проверяющий соответствие принимаемых меджлисом законов исламу и конституции. Половину членов Совета составляют факихи, назначаемые рахбаром, остальные избираются меджлисом из числа кандидатов, которых представляет глава судебной власти. Члены Наблюдательного Совета избираются на 6 лет, но через 3 года по жребию сменяется половина членов каждой из двух групп. Все принятые меджлисом законопроекты НС обязан рассмотреть в течение 10 дней. Законопроект приобретает силу закона только после одобрения его НС. Противоречия между меджлисом и НС привели к тому, что в 80-е ни один из основополагающих законов не был принят, и правительство работало в условиях законодательного вакуума. Поэтому с согласия Хомейни в 1989 в структуру власти была введена Ассамблея по определению целесообразности (Маджма-йе ташхисе маслахате

незам), которая выносит окончательное решение в случае несогласия между меджлисом и НС. Постоянные и временные члены Ассамблеи назначаются рахбаром страны. Главой Ассамблеи по определению целесообразности с 1997 (после пребывания в течении двух сроков на посту президента) ходжат-оль-эслам Али Акбар Хашеми Рафсанджани. Помимо разрешения возникающих в процессе принятия законов разногласий. Ассамблея наделена конституционным правом совместного с рахбаром определения основных направлений политики страны.

В структуру власти входит созданный в 1989 Высший совет национальной безопасности (ВСНБ). На этот совет возлагается определение конкретной государственной политики, общие направления которой определяются рахбаром совместно с Ассамблеей по целесообразности. Руководит работой Совета президент, а его членами являются главы трех ветвей власти, начальник Генерального штаба вооруженных сил, глава Планово-бюджетного Управления, министры иностранных дел, внутренних дел, два представителя Рахбара, соответствующий министр правительства в зависимости от повестки дня. В последние два года представитель рахбара в Совете Хасан Рухани активно участвовал в международных переговорах от имени иранского государства.

Итогом этого движения стало появление на карте нового государства - Исламской Республики Иран и установление в Иране нового режима правления - диктатуры шиитского духовенства (или шиитской теократии). Исламская республика стала реальностью в 1979 г. и была узаконена весной 1980 г. Ее легитимность гарантирует Конституция, в которой преамбула написана лично Хомейни - признанным вождем иранской революции. Статус его - рахбар, и он является высшей инстанцией в стране. Он сочетает в своем лице и светскую, и духовную власть. Кроме него есть еще президент и меджлис. Но главной опорой рахбара является Наблюдательный совет за Конституцией. Рахбар назначает туда 6 факихов, еще 6 факихов рекомендует в Наблюдательный совет глава судебной власти из числа специалистов по шариату. Т.о. 12 человек фактически решают судьбу любого закона в стране. Закона, который формально разрабатывает парламент (меджлис).

Если хотя бы 4 факиха из Наблюдательного совета за Конституцией против такого закона, парламент его никогда не примет, как противоречащий исламу.

Т.о. магистральные линии политического процесса в этой стране разрабатывают максимум 12 человек, и Президент должен иметь это ввиду. Решения принимают 12 человек, а численность правящей элиты - 18-20 тысяч человек.

Окончательно шиитская теократия «укоренилась» у власти в 1983 г., т.е. на третьем году действия Конституции. До 83 г. в ее рядах четко подразделялись следующие группировки: «революционная борьба за государство Аллаха», или ХОДЖАТИЕ (традиционалисты) ратовали за возвращение к нормам средневековой жизни, отталкивались от постулатов средневекового шиизма и требовали возрождения норм и установлений раннего ислама в качестве законов, регулирующих общественную жизнь. Ярые противники светских реформ. Из их среды вышел вождь иранской революции аятолла Хомейни. Будучи главным теоретиком, Хомейни изложил в своем учении принципы государственного устройства Ирана и места религиозных лидеров в нем. Доктрина получила название «велайета факих» и была конкретизирована в Завещании 1983 г.

МАКТАБИ (фундаменталисты) тяготеют к Бахрейну (шиитское государство). Они интересовались не столько теологическими постулатами, сколько политическим и социально-экономическим аспектами развития иранской революции. Они требовали возврата к Золотому веку арабской истории, создания арабо-мусульманской цивилизации как альтернативы европейской капитализму. Т.е. провозглашали исламский ренессанс, возврат к которому обеспечит Иран и его народ. Ирано-иракская война была в контексте их идеологии и рассматривалась как продолжение конфликта между арабами и персами, завершившееся поражением персов в 604 г. Ренессанс олицетворялся с деятельностью пророка и его законного наследника Али. Т.о., религиозно-националистическая окраска.

МОДЕРНИСТЫ утверждали, что бог не давал улемам власти над народом. Они называли себя «исламские демократы». Они считали, что политически и социально активным должен быть каждый мусульманин. Скрытый имам живет среди людей. Эта группировка оказывала большое влияние на студентов

Первые две группировки, объединившись, победили в 1983г. Результатом этой победы стало провозглашение внешнеполитического курса под названием «Не Запад, не Восток, а ислам». Авторы - Хомейни (ходжатие) и Гальнагани (мантаби).

После 1983 г. группировки сложились следующие: ортодоксы. За статус-кво, т.е. за сохранение в неизменном виде того положения, которое сложилось в первое десятилетие ИРИ, т.е. при жизни имама Хомейни в экономике, социальной сфере и международной политике. А именно: централизованная экономика под контролем государства, изоляция от внешнего мира, экспорт исламской революции вплоть до завоевания исламом в перспективе мирового господства.

Прагматики. Их концепция нереальна для осуществления в такой стране как Иран. Однако в 1993 г. в Иране социальные беспорядки, на грани взрыва. Этим могла воспользоваться оппозиция. Требования прагматиков: приватизация госсектора, благоприятные условия для частного капитала, расширение связей с внешним миром, смягчение «исламских строгостей»

2 Характер и развитие политической системы ИРИ.

Характер. Исламская революция в Иране стала значимым событием не только для самого Ирана, но и для всего мира. Она заставила переосмыслить существующие представления о соотношении религии и политики и стала одной из первых серьезных заявок ислама на политическую власть. Впервые в мире была предпринята попытка создать государство, объединяющее в себе светскую и религиозную власть. Была создана уникальная политическая систе¬ма, которая действует в двух совершенно разных политических пространствах: демократическом и теократическом. Возникшее в результате победы исламской революции в Иране теодемократическое государство основывается как на исламских, так и на демократических принципах.

В теории имама Хомейни, реализованной в Конституции ИРИ, "исламское правление" осуществляется в качестве республики, которая основывается как на власти факиха, конституционно закрепленной в виде принципа "велаят-е факих", и исламских установках, так и на демократических принципах и формируется на выборной основе. Таким образом осуществляется принцип "божественной и одновременно народной легитимности", заключающийся в том, что власти необходимо получить поддержку как со стороны народа, так и со стороны духовенства. Такого рода "религиозное народовластие" представляет, на наш взгляд, принци¬пиально новую для политической науки модель. Согласно теории исламского народовластия, основной его целью является гармонизация взаимоотношений между религией и светским миром, духовными и материальными ценностями, моралью и политикой.

Исламское правление, согласно неошиитской концепции, должно заключаться в строгом следовании воле Аллаха и его законам. Неошиитские концепции рассматривают исторический процесс как возвращение человека к Аллаху и на уровне личности, и на уровне общества, человечества в целом. Однако сам по себе человек не сможет следовать воле Аллаха, так как правильно понять ее может только образованный богослов. Это касается и всего общества в целом: светское правительство не может направить его по истинному пути, поэтому оно призвано только охранять людей и обеспечивать им все необходимые условия для достижения цели.

Направлять действия как отдельных людей, так и их светского правительства должны "боговдохновенные" современные им пророки и имамы, компетентные в вопросах ислама. Именно в этом состоит суть принципа "велаят-е факих", перенесенного иранским духовенством из религиозной сферы в политическую, провозглашенного основой нового социально-политического устройства и закрепленного в иранской Конституции 1979 г.

Практическая суть принципа "велаят-е факих" заключается в контроле со стороны факиха и подчиненных ему напрямую религиозных структур над светскими институтами государства, в том числе демократическими, с точки зрения соответствия исламским принципам. В преамбуле Конституции ИРИ говорится: "При создании политических структур, которые являются основанием общества, используется религиозное толкование этих вопросов

ответственными деятелями системы правления и управления делами государства... Законотворчество, которое отражает принципы социального управления, находится в рамках Корана и Сунны. Поэтому необходим серьезный и пристальный контроль со стороны справедливых праведных и преданных исламских богословов" . Тем самым правительство в качестве высшей власти обязано получать шариатскую легитимность от факиха.

Таким образом, возникает "двойственность" иранских политических структур: наряду с республиканскими органами власти действуют еще и исламские, состоящие из духовенства, избираемые высокими представителями духовенства и обладающие гораздо большими полномочиями, в том числе правом наложить вето на любые законопроекты как несоответствующие нормам ислама.

Многие эксперты по вопросам права и конституции считают одним из главных недостатков иранской Конституции именно принцип дуальной структуры власти, наделяющий политической властью как демократически избираемого президента и органы власти, так и назначаемые духовенством органы. Зачастую эта "двойственность" порождает серьезные противоречия внутри иранского общества и, по сути, ущемляет демократические права граж¬дан и идет в ущерб основополагающим демократическим принципам. Например, иранцы могут свободно избирать президента и парламент, однако Наблюдательный совет проводит отбор кандидатов еще до выборов и может запретить тому или иному "неугодному" кандидату баллотироваться на пост. Таким образом, на последних выборах в меджлис Ирана 7-го созыва (февраль 2004 г.) с предвыборной дистанции были сняты многие кандидаты-либе¬ралы", что обеспечило уверенную победу "консерваторов". Примечательно, что до выборов не был допущен даже родной брат президента М.С. Хатами Мохаммад Реза Хатами. Причиной подобного устранения "либералов" с политической арены Ирана многие аналитики считают именно их попытки усилить республиканские органы власти в ущерб теократическим.

Избранный президент может назначить министра культуры, который, в свою очередь, может свободно раздавать газетные лицензии; однако бесчисленные консервативные суды могут закрыть новые издательства, а журналисты, высказавшие неугодную позицию, нередко попадают под суд.

Избранный парламент может издавать либеральные законы, а консервативный Наблюдательный совет может наложить вето на

любой из этих законов как не соответствующий нормам ислама.

Президент может успешно проводить внешнюю политику; однако рахбар (который избирается группой, состоящей из духовенства, и обладает гораздо большими полномочиями, чем президент) может наложить вето на любую инициативу президента.

Парламент и президент могут успешно проводить экономическую политику, однако многочисленные государственные фонды и аппарат рахбара контролируют фактически до половины экономики .

В настоящее время духовным лидером ИРИ (рахбаром), главой государства и Верховным главнокомандующим является исламский юрист- теолог – аятолла Али Хаменеи, избранный после смерти аятоллы Хомейни

на этот высочайший пост. Президент олицетворяет республиканскую, а рахбар — теократическую власть. Таким образом, несмотря на то, что в Конституции говорится, что именно народ выбирает президента и членов меджлиса, реша¬ющую роль в определении всех аспектов политики Ирана играют религиозные деятели. Они составляют абсолютное большинство во всех иранских органах власти.

Тем не менее попытки некоторых западных исследователей представить Исламскую Республику Иран как авторитарное теократическое государство, на наш взгляд, неправомерны и с точки зрения политической науки некорректны. Несмотря на все вышеперечисленные очевидные несоответствия главным демократическим принципам, не стоит утверждать, что Иран является автократическим государством. Необходимо понимать, что все демократические принципы относительны и отклонения от них нередко встречаются и в западных странах с развитой демократией. Идеальной демократии не существует нигде в мире. Более того, иранская демократия — относительно молодое явление, существующее всего четверть века, тогда как в некоторых западных странах демократия формировалась на протяжении нескольких веков.

Несмотря на все принципиальные отличия от либеральной демократии западного образца, Исламская Республика обладает всеми неотъемлемыми атрибутами демократического государства, такими, как выборность органов законодательной власти, разделение властей, равноправие граждан и верховенство закона. Существенное отличие "исламского народовластия" от западной демократии, считающейся своего рода образцом, состоит в том, что оно основывается не на либеральных ценностях, таких, как индивидуализм и секуляризм, а на исламских канонах, более приемлемых как для иранского народа, так и для исламских обществ в целом. По мнению главы Культурного представительства ИРИ в РФ, ученого из Тегеранского университета М. Иманипура, попытка переноса западной демократии на почву других стран, не приверженных этим ценностям, подобна переносу на другое место какого-либо сооружения без фундамента5.

Предвыборная борьба 2004 г., развернувшаяся как раз накануне 25-го юбилея Исламской Революции, обнажила глубинные противоречия, существующие в исламской республике с момента ее создания. Противостояние светских и религиозных властей некоторые исследователи склонны считать серьезным структурным кризисом, который впоследствии может обернуться крахом Исламской Республики. На наш взгляд, будущее Исламской Республики, а значит, и исламской демократии зависит от того, сумеют ли иранские руководители нейтрализовать внутренние противоречия и сбалансировать религиозные и демократические принципы и структуры власти, реформировав, таким образом, саму систему. В этом случае Иран продолжит свое развитие в рамках исламского демократического политического режима. Это может привести к экспансии идеологического влияния Ирана в регионе и способствовать установлению теодемократических режимов в соседних с ним государствах. При успешном функционировании исламской формы государственности в Иране она может стать

притягательной и для других стран. По словам действующего президента Ирана М.С. Хатами, "любой успех демократического процесса в Иране имеет значительный отзвук в других исламских странах и оказывает воздействие на исламский мир"6.

Формирование демократического государства — сложный исторический процесс, зависящий от множества как внутренних, так и внешних факторов. Станет ли предложенная иранским руководством форма теодемократического правления реальной альтернативой западной либеральной демократии или превратится в авторитарную диктатуру, покажет время. "Иран стремится к демократическому исламу, но нам еще предстоит долгий путь, прежде чем мы достигнем поставленной цели", — сказал бывший президент Хатами.

Развитие. До 1997г. Партий в Иране не было как таковых. Потом они появились. Деятельность политических партий регулируется тем же законом, что и деятельность профсоюзов и иных профессиональных, а также прочих общественных объединений, религиозных ассоциаций, исламских и признанных религиозных меньшинств35. Партии свободны в своей деятельности, если они не преследуют цели нанести ущерб независимости страны, не нарушают исламские нормы, не выступают против основ исламской республики, не имеют контактов с иностранными организациями и т. п.36 В создании партий запрещено участвовать функционерам шахского режима и масонам .

На январь 2000 г. в Иране было зарегистрировано 103 политические партии и группы, из них 64 были созданы в поддержку президента Хатами. Но число

38

влиятельных партии и групп невелико, около десятка, крупнейшие из них :

—Джаме-е Руханият-е Мобарвз (Militant Clergy Association) — Ассоциация (или Организация) борющегося духовенства. Старейшая из религиозных групп. Существует с дореволюционных времен. Генеральный секретарь ДжРМ — М.Р. Махдави-Кяни, премьер-министр в начале 80-х. Членами ДжРМ являются многие влиятельные представители духовенства, в т. ч. А. А. Натек-Нури, А. Рафсанджани, М. Язди (бывший глава судебной власти), К. Дорри-Неджефабади (б. министр безопасности и информации) и др. ДжРМ не является партией и не получала официального разрешения на свою деятельность (до 2001 г.). Она пытается вести себя как надпартийная организация всего духовенства. Является основной правой консервативной организацией, к ней примыкают идеологически близкие т. н. "совместно-действующие группы". Не имеет своей газеты,- но ее мнения отражает газета "Ресалат"39.

— "Совместиодействующие группы" (Concurrent groups) Джамиат-е Моталефе-е Ислами (Islamic Coalition Society) — Общество исламской коалиции — крупнейшая из них. Возникла еще до революции, затем была частью ПИР. Является практически единственной в Иране партией в строгом смысле слова: с партийной дисциплиной и т. п. Генеральный секретарь партии — X. Асгароу-лади, ОИК издает газету "Шома"40.

Базой и даже местом возникновения "Исламского коалиционного общества" был Тегеранский рынок, а инициаторами его создания — религиозные ремесленники, торговцы, предприниматели и главы религиозных

объединений Тегерана. Конечно, эта организация в последние годы привлекла к себе широкий спектр и других слоев общества, таких, в частности, как выпускники вузов. Но основную опору этой партии продолжает составлять население южных и центральных районов Тегерана и окрестностей рынка. Возможно, эту партию с точки зрения ее организации можно считать наиболее глубоко внедрившейся в народ, поскольку активность большинства современных партий Ирана демонстрируется лишь верхушкой партийной пирамиды. А "Исламское коалиционное общество" сформировалось и обеспечивало свою жизнеспособность именно за счет низов партийной пирамиды2.

Курс этой организации можно определить как традиционно правый. Из наиболее важных позиций партии следует отметить безусловное принятие ею абсолютной необходимости правления факиха "велаят-е факих", традиционализм в смысле следования современным исламским нравам и обычаям, религиозным догматам и ценностям, веру в частные права людей, частную собственность, капиталистическую экономику и свободный рынок, невмешательство государства в экономические дела. Все перечисленные позиции — это позиции традиционных правых сил5.

Основной упор эта партия всегда делала на исламскую традиционную культуру, отвергала требование большей свободы культурой, которая преднамеренно или непреднамеренно становилась причиной наступления западной культуры на иранское общество. В отношении политических свобод "Исламское коалиционное общество" выражало уверенность в том, что "правильным путем является путь сохранения политических свобод и обеспечение народу возможности пользоваться этим благом, обеспечение не¬прикосновенности личности" .

В отношении других партий "Исламское коалиционное общество" считает, что следует разрешать деятельность только тех партий, которые признают Конституцию. Эта группировка полагает, что расширение политических свобод в западном понимании нежелательно, ибо сам ислам является политической религией и находится в процессе постоянного развития. Она считает, что сейчас в Иране населению предоставлены самые различные свободы, и множество издаваемых газет и журналов являются по¬казателем постоянного расширения политических свобод в рамках строя Исламской Республики .

По поводу внешней политики и отношений с США эта организация утверждает, что "для развития отношений Ирана со всеми странами, кроме Израиля, при условии соблюдения равноправия и взаимного уважения нет никаких препятствий, и если США признают нашу исламскую революцию, наших лидеров и наш строй, проявляя при этом взаимное уважение, то условия для восстановления отношений с США будут тем самым обеспечены"7.

Экономические позиции этой группировки заслуживают особого внимания, так как, во-первых, ее лидеры в течение последних 20 лет играли важную роль в руководстве экономикой Ирана, во-вторых, она имеет несколько ясно выраженных программ экономической политики и в-третьих,

потому, что почти все политические лидеры этой группировки тем или иным образом связаны как с внутренним рынком, так и со свободной торговлей, открыто защищая принципы последней8.

В целом эту группировку можно считать сторонницей экономики свободного рынка, приватизации и невмешательства (без особой на то необходимости) государства в экономическую сферу. Но в политической жизни эта партия, разделяя экономические взгляды Хатами, примыкает к оппонентам нынешнего правительства, особенно в вопросе о дальнейшей демократизации режима. В данной работе отнесение этой партии к "правым" основано преимущественно на ее позиции по отношению к правительству Хатами и на безусловной поддержке ею кандидатов консервативного крыла на последних выборах в меджлис. В отличие от того, что решающие позиции в меджлисе 7-го созыва заняли неоконсерваторы и "Исламское коалиционное общество" их поддержало, сама эта партия относится к консервативному крылу.

—Джаме-е Анджоманха-йе Эсламийе Базар ва Аснаф (Общество исламских ассоциаций базара и синфов), Джаме-е Эолами Мо-хандесин (Исламское общество инженеров), Джаме-е Зайнаб (Общество Зеинаб, женское) — относятся к "совместно-действующим группам".

— Маджма-е Руханиюн-е Мобарез (Militant Clerics League) Ассамблея

борющегося духовенства (МРМ) — левая радикальная организация. Образована с

разрешения Хомейни в 1988 г. путем отделения от ДжРМ, первоначально как

Организация Борющегося духовенства Тегерана. В 1992 г. временно

приостановила свою деятельность, в 1996 г. возобновила. Ее членами являются М.

Хатами, М. Карруби (б. спикер), М. Мусави-Хоэниха, (б. Генпрокурор)"

руководитель исламских студентов, захвативших в ноябре 1979 г. посольство

США, главный редактор газеты "Садам"), А. Му-сави-Лари (министр внутренних

дел) и др. Генеральный секретарь—М. Карруби41.

—Джебхе-е Мошарекат-е Иран-е Эслами (Islamic Iran Partnership Front, IIPF). Фронт участия исламского Ирана. Образован в 1998 г. Выиграл выборы в городской'совет Тегерана и др. Поддерживает Хатами. Издает газету "Мошарекат".

— Хезб-еКаргозаран-е Сазанбеги Иран (Executives of Construction Party) — название можно перевести как "Вершители созидания". Данную группу можно назвать центристской. Объединяет ближайших сторонников Хашеми-Рафсанджани. В числе членов — А. Мо-хаджерани, М. Хашеми, Ф. Хашеми (дочь Рафсанджани), М. Нур-бахш (глава ЦБ) и другие4 .

— Зазман-е Моджахедин-е Энгелаб-е Ислами (Организация Мод-жахедов исламской революции, ЭМИР). Возникла вскоре после революции. Вместе с МРМ и рядом других групп составляет так называемую "Ассоциацию линии имама". Активно поддерживает Хатами. Генеральный секретарь — М. Саламати, замминистра по кооперативам. Издает журнал "Аср-е Маа' .

— Хезб-е Хамбастеги-е Иран-е Ислами (Islamic Iran Solidarity Party, HSP), Партия Солидарности Исламского Ирана. Возникла после 1997 г. Поддерживает М. Хатами.

— Продолжает функционировать либеральное "Движение за свободу Ирана" (нехзат-е Азади-е Иран, ДСИ), основанное в 1963г.

После смерти М. Базаргана, основателя движения и главы первого революционного правительства (1979г.), в 1994 г. ДСИ не была перерегистрирована Комиссией статьи 10, призванной контролировать деятельность партии и выдачу им лицензии , но фактически продолжила существование. Является оппозиционной режиму группой, но признает Кон¬ституцию ИРИ и поддерживает политику Хатами.

Классификация этих групп может быть весьма условной. По отношению к курсу Хатами в вышеприведенном списке все перечисленные выше МРМ являются консервативными, а ниже, начиная с МРМ, — реформистами, в основном объединившимися во "Фронт 2 Хордада" на выборах в 6 меджлис (февраль 2000). В самом Иране аналитики Организации Моджахедов исламской революции предложили четырехзвенную классификацию: традиционные правые, традиционные левые, современные правые, современные левые 5. Например, ДжРМ и ее союзники по такой классификации — традиционные правые, а, например, Каргозаран-е Сазандеги — современные правые.

Тем не менее до современной партийной системы Ирану еще очень далеко. Приведем суждения А. А. Хашеми-Рафсанджани по этому поводу, сделанные в январе 2000 г.: "сейчас есть фракции (группировки) вместо партий. Сейчас у пас нет последовательной партии с ее Уставом, но есть очень маленькая партия, оказывающая маленькое влияние. Течения и фракции очень влиятельны сейчас. Эти люди не несут ответственности, как партия, у них нет партийной связанности (дисциплины). У них нет даже своей программы. Они провозглашают различные лозунги, обращенные к сиюминутным нуждам. Некоторое время назад они использовали любую возможность, чтобы дискредитировать Америку. Сейчас они приветствуют Америку. И наоборот также... Сейчас, мы видим, те же течения, которые были против торговли в частном секторе, говорят: "отдайте все в этот сектор", а их прежние противники говорят совсем наоборот. Все, что мы видим, — это различные группы, двигающиеся взад-вперед между различными позициями... Фракции должны быть трансформированы в партии на основе их идей и проектов. Практика объединения друзей, знакомых и политических союзников неприемлема, особенно когда они все различаются один от другого по их экономическим, политическим, моральным и философским установкам" . Представляется, что свое политическое будущее Рафсанджани связывает с созданием "нормальной" влиятельной партии.

Выборы в 6 Меджлис в феврале 2000 г. проходили в условиях острой борьбы консерваторов и Фронта 2 Хордада. Реформисты одержали убедительную победу уже в первом туре выборов . Рафсанджани, которому прочили пост спикера, с трудом прошел в первом туре .

Во втором туре, состоявшемся в мае 2000 г., большую часть из 65 вакантных мест также заняли реформисты. Спикером стал генсек МРМ Мехди Карруби, уже занимавший эту должность в 1989—1992 гг.

В 2000г. Президентом был вновь избран Хатами, прагматик. В 2005 - Махмуд Ахмада Нежад, консерватор. И парламент в 2004 был избран консервативный. Но не следует думать, что исламизм в политике усилится. Дело в том, что усиливается в мире повсеместно национализм, в том числе в мусульманских странах. Иран адекватно отражает это явление.
написать администратору сайта